Two Siberians

Освобождение — это возвращение к своим истинным истокам

Группа Two Siberians: Освобождение — это возвращение к своим истинным истокам

 

 

 

Сегодня мы беседуем с музыкантами легендарного неоклассического дуэта Two Siberians Артёмом Якушенко (электроскрипка) и Юрием Матвеевым (гитара), которые уже успели совершить турне по всему миру. Музыкантов хорошо знают в США, где они записывают свои композиции на известных студиях звукозаписи и выступают в легендарных американских клубах, в CBGB, например. Что касается творчества, то в своих композициях коллектив гармонично синтезирует такие стили, как блюз, кантри, арт-фолк и многие другие музыкальные направления.

— Расскажите, пожалуйста, о предпосылках вашего творчества.

А. Я.: Музыка окружала меня буквально с детства. Мой отец — музыкант, композитор и руководитель ВИА «Баргузины». Они играли в своё время всё то, что было запрещено играть в стране. Также у нас дома часто появлялась музыка, которую фактически нигде в советской России нельзя было найти, тем более в Сибири.

Ю. М.: Я всегда очень любил гитарную музыку. Но позже, когда стал самостоятельно играть, увлёкся джазом, благодаря тому, что у меня были друзья, взрослые музыканты. Они и взяли меня в свой оркестр. Таким образом, в 7 классе я уже играл в джазовом оркестре.

Затем в музыкальном училище мы встретились с Артёмом, съездили на джаз-фестиваль, где выступали с гитарой и скрипкой. Выступили, я считаю, очень удачно. Затем долгое время мы работали в театре, где приобрели большой опыт. Здесь мы писали музыку для спектаклей, работали с интересными режиссёрами, в частности с таким легендарным театральным режиссёром и педагогом, как Вячеслав Всеволодович Кокорин.

Работа в театре, тем более, вместе с таким великим человеком, дала нам огромнейший жизненный опыт. Мы получили удивительное творческое вдохновение, которое затем нашло отражение в наших композициях.

Так на стыке творческих ощущений появилось наше собственное музыкальное направление. Мы также активно писали, как, впрочем, и сейчас пишем музыку для кино, театра и даже для цирка.

— Расскажите поподробнее, для каких фильмов вы писали музыку? Интересно услышать и о музыке для цирковых представлений.

А. Я.: Нашу музыку можно было услышать на представлениях в Москве, в цирке Никулина на Цветном Бульваре. Также есть несколько российских сериалов, где звучит наша музыка. Это Next-2, Next-3, «КГБ в смокинге», «Граф Монтенегро».

Например, сегодня на квартирном концерте на Кутузовском в Москве играем произведения из альбома Two Suites. Одно из них, The Ballet Suite, написано для спектакля «Любовь моя — цвет зелёный» по мотивам пьесы Федерико Гарсиа Лорки «Дом Бернарды Альбы».

От «Белого острога» до Two Siberians

— Почему вы решили назвать коллектив Two Siberians?

Ю. М.: Первоначально наша группа называлась «Белый острог». Но когда мы начали работать в Соединённых Штатах Америки, решили поменять имя коллектива. Такое название в Америке ассоциируется с очень тяжёлой музыкой. А для некоторых американцев белый острог — это место, где в прошлом белые люди прятались от набегов индейцев.

— Как вы считаете, в чём основное различие между западной и российской музыкой?

Ю. М.: Мне кажется, современные западные жанры настолько развиты потому, что у них очень толерантное отношение к искусству. К тому же на Западе всегда весьма профессионально подходят к творчеству.

В Советском союзе даже джаз находился долгое время под запретом. У нас были фактически лишь музыканты-любители, музыку слушали на плохоньких магнитофонах или, например, «на костях». Конечно, это не передавало всей полноты музыкального звучания композиций.

У советских музыкантов и слушателей в то время даже сформировался некий миф о недосягаемости западных исполнителей.

Однако когда мы приехали в Нью-Йорк, то сразу поняли, что перед нами вполне обычные люди. А хорошо играют они лишь потому, что очень профессионально подходят к своему творчеству. Западные музыканты попросту очень много работают, учатся и, следовательно, добиваются успеха. И мы также стали много заниматься и работать.

— Каковы основные минусы современной российской музыки по сравнению с прошлыми годами?

Ю. М.: Думаю, что сейчас в музыкальном творчестве многих исполнителей не хватает некоего эксперимента. Возможно, из-за излишнего развития техники. Да и просто многим музыкантам не хватает музыкальности. Очень много техники, но очень мало музыки.

— Можете ли вы сказать, что образ родины нашёл своё отражение в вашем творчестве?

Ю. М.: Мы родились на юге Сибири. Сибирь — это центр самых различных культур. В одном месте здесь, например, собрано множество всевозможных религий: шаманизм, буддизм, иудаизм, христианство и многие другие. Что касается христианства, в Сибири присутствуют не только лишь православные и католические конфессии, здесь также живёт очень много староверов.

Многие религиозные и мировоззренческие взгляды в этих местах вполне органично сосуществуют. Что касается творчества, на Севере очень сильно влияние восточной музыки. Но и классическая музыка также не менее развита.

— Расскажите о ваших гастрольных поездках.

А. Я.: Первое наше путешествие за границу было в 1989 году, в Перу (в составе группы «Театр Пилигримов»). У нас в Сибири температура воздуха была около -40 градусов, а в Перу в середине февраля стояло жаркое лето. Это была просто фантастическая поездка! У нас даже появилась композиция про это путешествие, называется она «Отель Карусо», в честь названия отеля, в котором мы проживали. Вообще музыка, которую мы пишем, отражает наши впечатления о жизни, удивительных встречах с друзьями или необыкновенными людьми.

Ю. М.: Мы были на гастролях более чем в 20 странах. Первая наша поездка была экзотичной. Мы сразу пересекли экватор! Затем были за полярным кругом, совершили с гастролями кругосветное путешествие, видели северное сияние. Были в Гренландии. Прошли древний гиперборейский лабиринт на острове Олланд (Финляндия). Просто невероятная масса ярких впечатлений!

— Какие места запомнились больше всего?

Ю. М.: Всюду можно увидеть удивительный культурный слой. Понравился американский город Сиэтл. Норвегия — просто сказочное место! Поездка в Перу, конечно же, запомнилась с лучшей стороны.

А. Я.: В Австралию хочется попасть. Посмотреть, что там есть, конечно, кроме акул, кенгуру и ядовитых медуз (смеётся).

— Что вас заинтересовало из области музыкальной культуры во время путешествий?

А. Я.: Музыкальная культура, конечно, всюду привлекает. В Норвегии у нас было несколько совместных проектов с африканскими музыкантами. Естественно, во время подобных мероприятий происходит значительный культурный обмен.

Ребята играют свою музыку, мы — свою. Но когда они начали играть свою музыку, мы вдруг начали улавливать некий русский мелодизм, знакомые нотки. Это просто удивительно! В этот момент на ум приходит лишь мысль, что всё в нашем мире где-то пересекается.

Американские кантри-музыканты немного crazy

— Вам нравится музыка кантри?

А. Я.: Когда человек видит скрипку и гитару, у него сразу же срабатывает ассоциативный ряд. Поэтому многие думают, что мы играем кантри. На самом деле, у нас не так уж и много кантри-музыки. Но элементы кантри, конечно, присутствуют.

Ю. М.: Однако, мы играли на различных кантри фестивалях, были два раза в замечательном американском городе Нэшвилле. И видели там очень интересных музыкантов. Но я думаю, в меньшей степени имеем к ним какое-либо отношение (улыбается).

— И какие у вас впечатления от общения с кантри-музыкантами?

А. Я.: Многие из них немного crazy (смеётся). Когда мы были на фестивале, жили в гостинице, кантри-музыканты там были просто повсюду! Только представьте — всюду сидят и играют. В этом месте можно встретить десять человек, которые играют на мандолинах. Причём к ним можно совершенно спокойно присоединиться. И они всё время поют, прямо как наши отечественные барды. Остановить их просто невозможно!

Перед нами стоял сам Дэррил Пит, собственной персоной

— Почему вы решили отправиться в Америку?

А. Я.: Однажды мы возвращались после гастрольного тура по Франции к себе на родину, в Сибирь. В Москве нас неожиданно пригласили выступить на фотовыставке David Byrne. На этой выставке мы и познакомились со своим будущим менеджером.

Конечно, мы были очень удивлены. Ведь перед нами стоял сам Дэррил Пит, собственной персоной! Он был менеджером культового коллектива Simon & Garfunkel, чьи композиции Sound of silence, Mrs Robinson и многие другие звучат в одном из самых кассовых фильмов 60-х под названием «Выпускник», с Дастином Хоффманом в главной роли. Дэррил Пит также работал и известным исполнителем Андреасом Фолленвайдером и саксофонистом Майклом Брекером.
Наш диалог с Дэррилом длился года два. Переписка, обсуждения, разговоры. И потом так случилось, что мы неожиданно просто взяли и отправились в Нью-Йорк. Позвонили ему и сказали — мы в аэропорту. На этот шаг Дэрилл отреагировал очень хорошо! Таким образом, появился наш первый промо альбом Out Of The Woods , а в 2003 году вышел второй полноценный альбм Out Of Nowhere с известными джазовыми музыкантами, это были: Michael Brecker, Richard Bona, Don Byron, Mino Cinelu, Steve Barrios,Matt Garrison, Nina Hennessey, George Whitty. Также в записи принимал участие детский хор Нью-Йорка.

Жили на один доллар в день, но отыграли свой первый концерт в легендарном клубе CBGB

 

— Как продвигалась ваша творческая работа в Штатах?

А. Я.: В Америке нам повезло, мы работали с одним из лучших звукорежиссёров в мире по имени Джеймс Фарбер. Фактически мы вступили в новую школу жизни и получили массу невероятных впечатлений!

Мы работали в известных студиях, например, в студии «Манхэттен-Бич». В этой студии стоял огромный ленточный магнитофон, на котором записывалась в своё время группа Beatles. Кстати, и Пол Маккартни также часто записывает свои композиции здесь. Нам было приятно работать в такой знаменитой и легендарной студии. А свой первый концерт мы играли в легендарном клубе CBGB в Нью-Йорке. Завсегдатаями этого места были легендарные музыканты и творческие люди Энди Уорхол, Малькольм Макларен, Talking Heads The Police, Blondie и многие другие. К сожалению, клуб закрыли в 2006 году.

Ю. М.: Однако в Америке у нас были и большие трудности. Например, одно время, во время творческого перерыва мы были вынуждены жить практически на один доллар в день. Закупали дешёвую крупу, макароны, и этим питались.

Но были и поистине удивительные моменты. Так получилось, что менеджер организовал наши выступления прямо на Times Square. Мы играли четыре дня по 11 часов в день и продали 4000 дисков альбома Out of the Woods! Во время этих выступлений к нам подходили самые разнообразные люди, чтобы приобрести альбом.

Например, был такой случай: к нам подошёл, чтобы купить диск, гитарист Мадонны. Подходил полицейский с официальным видом, но отнюдь не для того, чтобы проверить наши документы, а чтобы купить диск. Один раз даже подъехал шикарный лимузин, из окна высунулась рука, вся в золоте и бриллиантах, взяла пластинку, и лимузин вновь унёсся куда-то вдаль.

Москва — потрясающее место во всех смыслах

— Российский и западный слушатель. В чём основные отличия?

Ю. М.: Даже в нашей стране чувствуется разница. Бывает, что играешь в Калуге, где проходят лучшие гитарные фестивали. Там слушатели воспринимают музыку невероятно глубоко, ощущают каждый нюанс и каждый оттенок! А в некоторых местах играешь концерт, и люди не так чувствуют музыку.

Речь идёт даже не о международных различиях, а в большей степени о месте проведении концерта. Допустим, играть в баре или театре, в филармонии — это ведь огромная разница.

— А где вы играли в Москве?

Ю. М.: Очень понравилось играть в Доме музыки. 19 мая выступаем в концертном зале имени П. И. Чайковского на Триумфальной площади. Мы ни разу не выступали в этом потрясающем месте, поэтому есть некое трепетное волнение перед концертом.

— Нравится ли вам Москва?

Ю. М.: Москва — потрясающее место во всех смыслах. Это энергетически очень сильный город, столица. Здесь есть много просто волшебных мест, а есть и не очень. От великого до странного! Это город удивительных контрастов!

Самое главное — это свобода от внутренних паразитов, которые сковывают человека

— Насколько я знаю, у вас есть музыкальное произведение с эзотерическим уклоном? Расскажите, пожалуйста, чуть подробнее.

А. Я.: Да, это эзотерическое произведение, которое мы создали под впечатлением от книги Колина Уилсона «Паразиты сознания».

Как ни странно, началось всё с того, что мне понравилась обложка книги в магазине. Об авторе я в то время ещё не знал. Я приобрёл книгу, прочитал, затем дал прочитать Юре. И вот так мы прониклись этим произведением и в итоге даже решили написать сюиту.

— И что вы хотели передать через музыку?

А. Я.: Хотели передать, что самое главное — это свобода от внутренних паразитов, которые сковывают человека. Это очень актуальная тема, особенно в наши дни. Хотелось бы, чтобы человек мог освободить свой ум от различных негативных вещей, вернуться к своим истинным истокам, освободиться от паразитирующих элементов, которые им управляют.

— Что для вас означает освобождение?

Ю. М.: Свобода от различного мыслительного негатива. Возвращение к своей истинной природе, избавление от ряда нехороших факторов, которые мешают человеку развиваться.

— Что значит для вас творчество? Может ли творчество избавить от рутины в жизни?

А. Я.: Лично я занимаюсь творчеством и даже не думал о том, как можно им не заниматься (улыбается).

Ю. М.: Творчество избавляет от рутины в любой профессии. Избавляет даже рабочего, который стоит у станка на заводе. Если этот рабочий подходит с творчеством к своей работе, то сразу же ощущает глубокую внутреннюю свободу!

— Какие песни вы считаете наиболее яркими?

Ю. М.: Каждая песня по-своему глубока. Невозможно выделить какую-либо одну. Некоторые песни уместны в одном месте, в одной ситуации, некоторые — в другой ситуации. А бывает, что и не там, и не там (смеётся).

Каждый город в России красив по-своему

— Россия, как известно, очень творческая и духовная страна. Что вас в большей степени привлекает в России? Какие города?

А. Я.: Каждый город в России красив по-своему. Мы ездили по золотому кольцу и были очень впечатлены! Ярославль — просто потрясающий древний город! Архангельск произвёл сильное впечатление. Про Сибирь я вообще молчу, там также немало удивительных мест.

Наше творчество — это и есть наше увлечение

— Какие у вас наиболее сильные увлечения?

А. Я.: Фактически наше творчество — это и есть наше увлечение. Я также люблю заниматься фотографией. Стараюсь фиксировать самые яркие и интересные моменты жизни на плёнку!

— Ваши планы на будущее?

А. Я.: Самое ближайшее мероприятие, это, конечно же, выступление в концертном зале имени Петра Ильича Чайковского. Здесь мы будем играть с квартетом виолончелистов из Америки Cello Street. В июне этого года мы едем на фестиваль Rochester International Jazz Festival в Америку. Также планируем новую творческую программу.

— Может быть, немного расскажете о новой концертной программе?

Ю. М.: Пока накапливаем различные идеи. Как говорится, главное, что мы на верном пути. Кстати, эта фраза имеет свою предысторию. Дело в том, что мы были в Иволгинском дацане и совершенно случайно попали на приём к Тибетскому Ламе. Тогда нас остро волновал один насущный вопрос: дело в том, что мы жили в Америке и редко выезжали домой. Ситуация была довольно непростая, и мы решили спросить: на верном ли мы пути. Лама засмеялся, бросил свои камни и сказал, что всё отлично! А когда мы уезжали, прямо перед нашей машиной спланировал огромный орёл. Определённо, это был хороший знак.

— Что пожелаете нашим читателям?

А. Я.: Желаю всем читателям удачи, здоровья, счастья!

Ю. М.: Счастья и особенно мира, что сейчас так актуально!

— Большое спасибо!

 

Русский

Фотографии